В полевых условиях: Как врачи-волонтеры обследуют пациентов на линии фронта

20-01-2017

Врачи столичного Института сердца вернулись из очередной волонтерской поездки на Донбасс, во время которой бесплатно осмотрели военных и гражданских. Styler узнал, как это было

20-01-17 РБК Поездка в МарьинкуПожалуй, вся Украина знает, что нашу страну удалось сохранить, в том числе, благодаря волонтерам. Когда война была в активной фазе, волонтеров в зоне АТО можно было видеть практически каждый день. К сожалению, в последние год-полтора украинских военных на Донбассе стали посещать значительно реже.

Одними из тех, кто не забывает защитников нашей страны, стали врачи Института сердца МОЗ Украины. Недавно они вернулись из очередной поездки на передовую. В этот раз доктора посетили Марьинку и Попасную, побывав проездом также в Курахово, Красногоровке, Краматорске и Славянске.

Имея с собой портативный аппарат для УЗИ-диагностики, медики провели несколько бесплатных приемов-консультаций как для бойцов, так и для кардиологических пациентов. О том, какой выдалась эта поездка в зону АТО, кардиолог и кардиохирург рассказывают для Styler.

Марьинка: жизнь вблизи линии разграничения

«Бесплатные осмотры пациентов в регионах мы практикуем уже давно. Первым начал ездить наш директор Борис Тодуров, а позже его примеру последовали и другие врачи Института сердца”, — рассказывает кардиохирург Назар Озерянский. В прифронтовых городах врачи проводили скрининговую диагностику. Ее цель — охватить большее количество больных с жалобами на сердечно-сосудистые заболевания за короткий промежуток времени. По словам врачей, такая диагностика позволяет выделить из когорты пациентов тех, кому требуется неотложная помощь или операция. Также это помогает выявить многие болезни на ранней стадии.

«Каждый раз, когда едем обследовать людей, везде видим одни и те же проблемы медицины: тотальное отсутствие необходимой аппаратуры, низкие зарплаты врачей. Это проблема не только кардиологии и кардиохирургии, а и нашей медицины в целом. Если в Киеве врачи еще как-то могут прожить, то в небольших городах и селах они еле сводят концы с концами. О самосовершенствовании в такой ситуации говорить не приходится», — добавляет Назар. «Как повышать свою квалификацию, если нет денег на элементарную жизнь? В городах, которые оказались в условиях войны – все то же самое, только хуже. Из-за обстрелов люди выехали, и многие дома пустуют», — рассказывает Озерянский.

«То, что в этой стране в целом и в системе здравоохранения в частности нужно что-то менять – это безусловно. Но вот кто это будет делать – вопрос. МОЗ? Кабмин? МВС? Да я вас умоляю. Если что-то доброе и правильно и происходит, то делают это люди, — говорит журналист и редактор Наталья Усенко, которая тоже побывала в поездке. «Такие, как кардиологи Института сердца Назар Озерянский и Сергей Демидюк, которые и организовали эту поездку на Восток. Которые за один день осмотрели 110 пациентов на приеме в поликлинике, а затем еще отправились домой к тем пациентам, которые в силу своего состояния просто не смогли попасть на прием. А затем еще были поездки в воинские подразделения, где осматривали бойцов и куда привезли из Киева гостинцы», — добавляет Наталья. Марьинка – это город районного значения в Донецкой области. По словам врачей, большинство зданий в городке – это частный сектор, но есть и многоэтажки. В ходе противостояния в Донецке в июле-августе 2014 года, оказавшаяся в полосе фронта между силами оккупантов и вооруженных сил Украины  Марьинка подверглась массированным артобстрелам, в следствии которых пострадало много людей.

В начале июня 2015 года в районе Марьинки и Красногоровки активно применялось тяжелое вооружение. По оценкам очевидцев, это военное столкновение стало самым масштабным с момента подписания договоренностей «Минск-2″ в феврале 2015 года. Согласно минским соглашениям, по восточной окраине города Марьинка теперь проходит линия разграничения сил на Донбассе. «В Марьинке нас попросили обследовать одного мужчину, — рассказывает кардиолог Института сердца Сергей Демидюк. — Для этого надо было съездить к нему домой, так как из-за серьезных проблем со здоровьем добраться он сам не мог. Мы и поехали. Живет он в пятиэтажке, а рядом – комплекс из нескольких многоэтажных домов. Нас до глубины души поразило, что этот мужчина с пожилой женой живут во всем подъезде одни. Все остальные жители из-за обстрелов вынуждены были уехать. Поблизости с ними живет еще одна семья, но это все, кто там остался».

После приезда к пациенту оказалось, что в доме газа нет. В квартире было заметно прохладно. «Из-за того, что работал обогреватель, было терпимо. Но представьте: мужчина — после инсульта, имеет целый ряд сопутствующих болезней. По квартире еле передвигается. Кроме того, он раньше работал на шахте, есть еще и профессиональные болезни. В местную больницу класть его на лечение нет смысла. Доктора к нему периодически ходят, но у них самих ведь тоже мало возможностей оказать ему помощь. Очень жалко было смотреть на то, что люди там лишены нормальной медицинской помощи», — вспоминает доктор.

«Люди принимают самые дешевые аналоги лекарств, которые вообще существуют»

Кроме жалоб на здоровье, пациенты рассказывали врачам о том, как им живется. А жизнь на линии фронта, мягко говоря, нелегкая. «Нам часто жаловались на бедность. Денег у многих нет даже на питание. Что особенно печально слышать мне как врачу – не хватает денег на приличные лекарства. Нам пациенты показывали таблетки, которые принимают. И это в основном самые что ни на есть дешевые аналоги лекарств, которые вообще существуют».

К приезжим из Киева, как и к украинским военным, местные жители часто относятся настороженно, признаются врачи. «Сложно описать, что они на самом деле думаю про украинскую армию. Осторожность – думаю это как раз то слово. Я бы описал это именно так. Был на приеме один мужчина, который спрашивал, где можно сделать коронарографию. Мы говорим: «Можете приехать к нам в Киев». «Нет, я лучше в Донецк», — ответил он».  Но, тем не менее, в выписках из больниц, которые показывали пациенты врачам, доктора не заметили, чтобы кого-то из них оперировали в Донецке за последние два года войны и оккупации Донбасса. «Машин с номерами непризнанных республик мы тоже ни разу не видели. Но на осмотр приезжали те, кого раньше оперировали и в Луганской области», — рассказывает кардиолог.

Как только стемнеет, боевики стреляют активнее

Волонтеры также побывали у украинских военных, которые дислоцируются в Попасной. Это была вторая линия фронта, где военные обеспечивают тыл. Нацгвардейцы встретили медиков очень душевно. Сейчас этот крупный железнодорожный и промышленный узел Луганской области переживает затяжной кризис, начавшийся в 90-х годах. Более 100 тысяч тонн в сутки — таков был оборот грузов, проходящих через станцию Попасная. Более половины от общего количества грузов составлял уголь, который добывают на шахтах Донбасса. Ежедневно попаснянская грузовая станция принимала и отправляла тысячи железнодорожных вагонов с грузом.

На сегодняшний день через город проходит всего несколько ниток грузовых поездов. Не менее значительными являлись и пассажирские перевозки через Попасную. Со станции отправлялись поезда в различные города Украины и страны СНГ. Сейчас по станции Попасная имеют остановку 5-6 пассажирских поездов и около десятка пригородных дизельных поездов. Во время войны на Донбассе в ночь с 6 на 7 июля 2014 город заняли вооруженные формирования самопровозглашенной ЛНР. 22 июля 2014 года после столкновений на окраинах город перешел под контроль батальона «Донбасс» Национальной Гвардии Украины.

«Мы побывали у бойцов Нацгвардии. Это очень позитивные ребята. До самой передовой было метров шестьсот. Нас туда не пустили. Считаю, это и правильно. Ведь когда мы собирались уже из Попасной уезжать, там внезапно начались обстрелы. Это было слышно так, будто стреляют рядом с нами», — рассказывает Сергей Демидюк. На вопрос о том, какие эмоции испытывает побывавший в зоне АТО во время обстрелов, Сергей Демидюк признается: страшно не было.

«Не знаю как другие, но скажу про себя. Страшно действительно не было. Это были пулеметные очереди, не артиллерия. Очень запомнилось, что военные реагируют на выстрелы совершенно спокойно. Они ведь это слышат там каждый день. Нам говорили: как только стемнеет, боевики стреляют активнее. А это было – так, словно разминка».

«От взгляда военного в один момент тебе и страшно, и тепло, и комфортно»

Врачи Института сердца съездили также к разведчикам.

«Место их дислокации, конечно, не стоит разглашать. Это же разведчики», — говорит кардиолог.
«В нашем институте ранее прооперировали одного разведчика. Это был как раз тот случай, когда деньги на расходные материалы для операции собирали всей страной. Приятно, что люди в такой ситуации не остались в стороне. И вот после выписки мы этого разведчика, когда выздоровел, сами лично привезли на место дислокации», — говорит Назар Озерянский. «Разведчики — это как раз те люди, которые ежедневно бывают в «аду», — добавляет Сергей Демидюк.

«У этих военных – просто удивительный взгляд. Очень сосредоточенный, холодный. Но в то же время — теплый. Обычно по глазам людей видны эмоции. А тут ты ну никак не можешь сказать, что человек чувствует. Смотришь этим людям в глаза, и испытываешь палитру самых разнообразных эмоций. От этого взгляда в один момент тебе и страшно, и тепло, и комфортно». Характерно, что разведчики про войну врачам-волонтерам практически ничего не рассказывали. «На расспросы о боевых действиях они просто отшучиваются. Но при этом они очень дружелюбные. Они готовы были рассказать о чем угодно, только не о войне. Может, это нам они говорить не хотели, ведь нас-то они видели в первый раз».

Разведчики базировались в одном из разрушенных домов.

«Там условия, конечно, плохие. «Плюс» в том, что есть буржуйка. Их жилье представляет собой комната в домике квадратов  на двенадцать, не больше. В этих двенадцати квадратах – буржуйка, плита, и там же живут шесть человек. Стоят двухярусные кровати. Там тепло. Но душа нет, воду надо греть. При этом в этой же комнате – пулеметы полностью заряженные. Висят автоматы, точно также все заряженные. Патрон в патроннике, все готово. Там же — и гранатометы,  броники, каски. У этих людей — полная готовность защищать родину», — вспоминает врач.

«На войне не может быть феншуя»

«Надо понимать: это ведь боевые действия. И на передовой ни в какой стране не будут стоять шатры. Поэтому особо не жалуются. Люди часто говорят, что у военных по условиям – капец. Да, там капец, но это потому, что там война. На войне не может быть феншуя. Но главное, что в этих домиках тепло, и можно спать, готовить кушать», — подчеркивает Сергей Демидюк. Волонтеры к военным ездят хоть и значительно реже, чем раньше, но совсем без помощи разведчики не остаются. «Бывает, элементарные на первый взгляд для нас вещи пригождаются им и даже спасают им жизнь. К примеру, самые обычные  фонарики Минобороны им не выдает. Но фонарики нужны, причем хорошего качества. Всегда нужны тепловизоры, хорошая оптика, аккумуляторы. Везде испытывают острую нехватку в аптечках. Если помощь им будут привозить чаще, армия будет еще сильнее», — резюмирует доктор.

Катерина Гончарова РБК Styler

 


© КМЦС, 2008-2014. Центр Серця - діагностика (коронарографія) і лікування (стенокардія, гіпертонія, протезування клапана, стентування коронарних артерій, шунтування судин серця).

Создание сайта студия